Тайна взаимоотношения Божьего предопределения, избрания и свободной воли человека столетиями будоражит умы христиан. Неоднозначность выводов, к которым приходят богословы, изучающие данные вопросы в Писании, приводит в замешательство. Кто прав? Кальвинисты, отстаивающие доктрину двойного предопределения и отвергающие свободу выбора? Или арминиане, делающие акцент на Божьем предузнании как основе предопределения и защищающие возможность свободного выбора? Я не предлагаю ответа на эту дилемму, но приглашаю выслушать обе группы и подчеркнуть то, с чем могут согласиться обе стороны.
 
   Кальвинизм. Согласно кальвинистам, Божье избрание и предопределение зависит исключительно от Божьего изволения. Избрание не зависит от личных заслуг или веры человека, то есть Божье предопределение ко спасению не основано на предвидении. Вера человека является следствием, а не причиной избрания. Все избранные безусловно будут спасены, потому что это изначальное Божье решение от вечности, которое не может измениться (Еф. 1:4-5; 3:11). Потому основанием для Божьего избрания является Его суверенная, необъяснимая и неизменная воля (Рим. 9:15-21; 2 Тим. 1:9). Вне самого Бога нет причин для избрания одних и отвержения других (Ин. 6:44; 15:16). На вопрос о справедливости Божьего избрания одних и отвержения других кальвинист обращается к словам Павла в Римлянам 9:20-21, ссылаясь на тайну Его суверенного права спасти некоторых из всех осужденных на погибель.
 
          В понимании кальвинистов, человек обладает свободой выбора, но из-за грехопадения он не способен его сделать (Еф. 2:1-3). Как человек с поломанными ногами свободен идти, но не способен пойти. Получается, что свобода человека просто-напросто парализована. Поэтому если теоретически человек и может выбрать Бога, в реальности он Его ненавидит. И только избранным Бог дает благодать поверить и обратиться к Нему (Деян. 13:48 «уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни»). Такой взгляд, при котором отвергается какое-либо участие воли человека в спасении, носит название «монергизм».
 
       Кальвинисты расходятся во мнении в отношении «двойного предопределения». Одни, вместе с Кальвином, считают, что участь спасенных и погибших предопределяется Богом. Другие полагают, что Бог активно действует в жизни предопределенных ко спасению и просто позволяет предопределенным к погибели жить в грехе, как они хотят. При этом Бог не обязан никого спасать. По справедливости, все заслуживают погибели. Но по Своей благодати Бог решил спасти некоторых, кого Он избрал и призвал. Ответственность за погибель в первом случае лежит на всепредопределяющем Боге, а во втором – на самом человеке, который выбирает грех.
 
          Арминианство. Арминиане утверждают, что Бог действительно желает, чтобы все люди были спасены (Иез. 33:11; 2 Пет. 3:9; 1 Тим. 2:3-4). При этом Бог не лицемерно повелевает всем людям покаяться (Деян. 17:30-31). Призыв Иисуса прийти к Нему не ограничивался избранными (Мф. 11:28). Иисус умер в равной мере за каждого, поэтому искупление является универсальным. Воля грешного человека связана грехом. Для того, чтобы все грешники имели равную возможность обратиться, Бог дает всем предваряющую благодать. Такая благодать делает любого мертвого грешника способным сделать выбор в пользу Господа, а не только избранных. Арминиане утверждают наличие свободной воли, потому что: 
  1. находят подтверждение этому в Писании (напр. Мф. 22:37; Деян. 2:41; 16:31); 
  2. это снимает обвинения с Бога в деспотизме;
  3. это реальность, которая необходима для того, чтобы нести ответственность (2 Кор. 5:10; Откр. 20:13).
Фактически, до Августина Отцы Церкви придерживались такого взгляда. Взгляд, при котором воля человека участвует в принятии спасения по благодати верой, называется «евангельская синергия». 
 
         Арминиане также признают доктрину об условном Божьем избрании ко спасению всех верующих. Божье предопределение ко спасению, с точки зрения арминиан, основано на Божьем предузнании, что спасенные откликнуться на предложение евангелия (Рим. 8:29; 1 Пет. 1:1-2). Божье предведение, однако, не предопределяет и не является причиной будущих событий, а лишь соответствует тому, что произойдет. На вопрос: «Почему это так?», арминанин отвечает, что это тайна. Арминианин задает вопрос: Какой смысл Павлу говорить о Божьем предузнании, если оно не играет никакой роли в Божьем предопределении (Рим. 8:29)? Следовательно, предопределение проистекает из предведения. Не избранные не получают активного Божьего действия, и их грех и погибель не предопределены Богом, а лишь допускаются.
 
       Арминиане выступают против абсолютного детерминизма кальвинистов. Если Божье предопределение, избрание и спасение абсолютны и неизбежны, то теряется всякая необходимость человеческого выбора, участия и этического поведения, потому что избранный все равно будет спасен, а не избранный – осужден. Если воля человека не участвует в принятии или отвержении спасения, то, соответственно, человек не несет ответственности за свою веру или неверие. Личность без выбора является роботом. А значит ее нельзя ни заслуженно похвалить за сделанное добро, ни осудить за совершенное зло. К тому же и любая евангелизационная деятельность теряет всякий смысл. Арминиане же предпочитают ограничиваться тайной Божьего предведения будущего без углубления в божественный детерминизм.
 
           В чем согласны кальвинисты и арминиане? Хотя в Библии нет ясного учения о предваряющей благодати, как учат арминиане, тем не менее, как арминиане, так и кальвинисты признают, что человек полностью искажен грехом и не может откликнуться на Божий призыв без особого действия со стороны Бога, т.е., благодати. Также обе группы признают факт Божьего суверенного избрания и расходятся лишь в том, что является его основой: исключительно Божья воля или Божье предведение о будущей вере человека. Так или иначе, инициатива к покаянию исходит только от Господа, что позволяет человеку принять дар спасения верой. Бог управляет обстоятельствами жизни человека так, что делает его выбор неизбежным, хотя человек и не испытывает прямого воздействия или ограничения своей воли. Абсолютно точно можно утверждать, что роль человека в спасении сводится к принятию, вере и покаянию (Рим. 10:9-13). Бог не будет верить и каяться вместо грешника, а значит это ответственность спасаемого. При этом свобода человека в принятии дара прощения не ограничивает, а подчеркивает действенность Божьего призыва: от Божьего призыва невозможно будет отказаться в силу его привлекательности, а не по причине отсутствия выбора. 
       
          В случае отвержения евангелия неизбранными можно утверждать, что мы сталкиваемся с элементом тайны взаимодействия Божьей и человеческой воли. С одной стороны, хотя «Бог и не желает смерти грешника» (Иез. 18:23, 32; 33:11), Он не проявляет воли и действия к спасению грешника. С другой стороны, сам грешник не может знать о своей неизбранности, о Божьем предопределении в отношении него или нее и ведет жизнь неверия в соответствии со своей грешной природой и волей. Личности избранных ко спасению грешников остаются неизвестным для верующих и неверующих. А это значит, что благовестие должно осуществляться верующими, которых Господь использует как средство для привлечения избранных из среды неверующих. Таким образом, Бог предопределяет не только участь человека и средства достижения этой участи, но и позволяет человеку проявлять свою волю и выбор, которые вписываются в Его изначальный план.

д-р Эдуард Борисов,
директор магистерской программы «Библейские и богословские исследования»,
Талботская школа богословия ‒ Киевский филиал,
Университет Байола (США)